UncategorizedНовости

Проект Aurus: за чей счёт этот «Кортеж», куда делись арабы, и при чём здесь УАЗ?

Проект Aurus: за чей счёт этот «Кортеж», куда делись арабы, и при чём здесь УАЗ?


В 2018 году, спустя пять лет после начала проектных работ по «Кортежу», нам показали седан Aurus на Московском автосалоне, а чуть раньше Путин проехал на версии «лимузин». Автомобили до сих пор не прошли сертификацию, поэтому единственное, что мы можем достоверно утверждать – это то, что нашего главнокомандующего прокатили в машине с внешностью Aurus. Пока это всё, и именно в такой формулировке. НАМИ, ставший разработчиком автомобилей проекта, отказывает нашему сайту в комментариях, но это вовсе не означает, что о «Кортеже» не нужно писать – наоборот. Информация в открытых источниках, будучи особым образом скомпонованной, открывает новые смыслы и ставит новые вопросы. Наш первый материал рассказывает о деньгах: куда они ушли?





 

Итак, согласно распоряжению Правительства РФ № 1642-р от 13 сентября 2013 года, подписанному Д. Медведевым, в соответствии с п. 17 части 2 статьи 55 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд», научно-исследовательский и автомобильный институт НАМИ был определён (не выбран, не назначен, а именно «определён») единственным исполнителем размещаемого Минпромторгом России государственного заказа. Заказ этот заключался в выполнении пилотного проекта по разработке и постановке на производство отечественных автомобилей на базе единой модульной платформы (ЕМП). Машины проекта должны быть представлены в кузовах лимузин, седан и вэн. Предполагается ещё и кузов универсал – это будет внедорожник.

Машины сгодятся не только для «перевозки и сопровождения первых лиц государства, а также других лиц, подлежащих государственной охране», как было сказано в распоряжении, но для всех желающих. Скажем, куратор проекта – министр промышленности и торговли Денис Мантуров – с лёгкостью может позволить себе машину «как у Путина». Во-первых, согласно его последней налоговой декларации (за 2017 год), годовой доход министра составил 213 566 746 рублей и 86 копеек, а во-вторых, его Range Rover выглядит, мягко говоря, не патриотично.

Тот факт, что Минпромторг выступил формальным заказчиком «Кортежа», и объясняет усердие министра промышленности и торговли: фактически он взял на себя обязанности пиар-менеджера проекта. Именно от него мы узнаём обо всех ключевых новостях. Мантуров занимался «Кортежем» ещё в статусе исполняющего обязанности министра и ничуть не лукавил, когда после инаугурации Путина говорил о посещавшем его волнении: а ну как заглох бы лимузин на манер танка «Армата» в 2015 году – вот и конец карьеры. Короче говоря, любое выступление Мантурова по поводу «Кортежа» нужно воспринимать в первую очередь как отчёт перед первым лицом государства, а вовсе не как сообщение прессе и общественности, как некоторые из нас, может быть, подумали.

IMG_0114

Вспомним несколько сообщений господина Мантурова. Так, в мае 2017 года министр утверждал, что ФСО (эта организация и является фактическим заказчиком проекта) получит первую партию машин проекта «Кортеж» в 2017 же году – ведомству должны были передать 14 автомобилей, в том числе и лимузин. При этом до весны 2018 года ФСО должна была «оценить» автомобили. Очевидно, так и произошло, потому что 25 декабря 2018 года Мантуров сообщил, что «…продолжается изготовление опытных образцов для проведения испытаний. Это уже вторая серия прототипов, в которых устранены замечания, выявленные в ходе испытаний первой серии». Эта цитата как раз к вопросу «а на чём возили Путина?». Попутно она вполне стыкуется с нашими собственными данными, по которым двигатель V8 в конце года ещё не был готов и находился на доводочных испытаниях.

Умные арабы

Чуть больше двух лет назад, 18 декабря 2017 года, по адресу ул. Автомоторная, 2 стр. 1, офис 201 (это территория НАМИ) было зарегистрировано ООО «Аурус», его учредителями стал ФГУП НАМИ и ПАО Соллерс в долях 75 и 25% соответственно. Генеральным директором ООО «Аурус» стал Франц Герхард Хильгерт, который в России трудится аж с 1998 года, при этом с 2007 года – как раз в «Соллерсе». Как и следовало ожидать, именно «Соллерс» был выбран в качестве партнёра для серийного выпуска чудо-машин на платформе ЕМП: мощностей НАМИ хватит только на выпуск 200-220 экземпляров в год.

В Youtube есть запись презентации бренда Aurus (это имя пришло на смену «Кортежу»), проходившей в Москве 23 мая 2018 года. Посмотрите, как генеральный директор ПАО «Соллерс» Вадим Швецов безучастно говорит о том, что гибридную установку «Ауруса» будут адаптировать на УАЗе для установки на среднетоннажный грузовик, и как будут счастливы владельцы этой машины. Мы оставим без комментария эту информацию, мы просто предлагаем вам посмотреть на грустное лицо Вадима Швецова. Посмотрите — и вы поймёте, что ПАО Соллерс этот так называемый «подряд», по всей вероятности, получил в нагрузку – это в практике нашего государства. Хочешь вести бизнес и отгружать Министерству обороны «уазики» — впрягайся в «Кортеж».

IMG_0143

Кстати говоря, «уазики» можно не только продавать, но и обслуживать. Сайт госзакупок наглядно показывает масштаб контрактов на ремонты УАЗов — это многомиллионное дело. Так, в июне 2018 года был размещён лот №0173100004518000882 с кругленькой «начальной ценой» в 80 миллионов рублей. Цель – «выполнение работ по техническому обслуживанию и текущему ремонту автомобильной техники отечественных марок для нужд Министерства обороны Российской Федерации в 2019 – 2020 годах». Правда, лот отменили. Остальные контракты, пошедшие в «розыгрыш» – не такие большие, но тоже увесистые.

Короче говоря, в пользу версии о навязывании «Кортежа» Соллерсу говорит и история с арабами. Напомним, что летом 2018 года в Казани заседала Межправительственная российско-эмиратская комиссия по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству. Среди прочего было подписано соглашение с неким инвестиционным холдингом Tawazun из Объединённых арабских эмиратов, который намеревался вложить в ООО «Аурус» около 110 миллионов евро. Холдинг должен был получить 30% акций, при этом доля ПАО «Соллерс» должна была уменьшиться с 25% до 5%! Улавливаете, к чему это? Видимо, «Соллерсу» пообещали возможность сбросить свои акции в качестве компенсации.

Между тем, арабы из Tawazun оказались не так доверчивы, как Владимир Путин. На сайте Tawazun в разделе Media Center до сих пор не найти ни одной новости про Aurus. В разделе с портфолио – опять же, никаких упоминаний про Aurus. Поиск по слову Aurus результатов не даёт. В брошюре-ките слово «Aurus» и даже слово «Russia» отсутствует. Журналисты издания Arabian Business прошедшей осенью, уже после ММАС-2018, где публике показали Senat в кузове седан, попытались получить комментарии от пресс-службы Tawazun – и… не дозвонились. Я намеренно привожу в пример именно Arabian Business, а не другие СМИ, журналисты которых, как и полагается, писали и звонили в Tawazun, чтобы получить комментарии: если даже арабы у арабов не смогли выяснить, в чём дело, то что говорить про остальных…

К слову, по данным Kartoteka.ru – сайта по проверке контрагентов — количество «концессионеров»  у ООО «Аурус» на сегодняшний день ровно то же, что было и при регистрации, то есть, двое: ФГУП НАМИ и ПАО Соллерс. Но самое интересное – другое. Если арабы не выйдут на связь, и других частных инвесторов не обнаружится, серийное производство в «Алабуге» (это единственная площадка «Соллерса», где есть ванны для грунтования кузова больших размеров) может и не запуститься. Дело в том, что в своё время на «Кортеж» была выделена бюджетная сумма в 12,4 миллиарда рублей. Её должны были перечислить в четыре захода четырьмя равными долями. Этих денег, как ясно уже сегодня, не хватает на запуск. Но куда же они ушли?

Считаем деньги

Вновь возвращаемся к цитатам «из Мантурова», вот одна из них, по ТАССу: «Сегодня машина под брендом Aurus – это конкурент самого премиального автосегмента – Bentley, Rolls-Royce, Maybach от Mercedes. И российская машина дешевле на 15%». Как?! Всего на 15%?! Мы понимаем, что «назначать» цену можно по-разному и закладывать в неё в том числе и стоимость разработки, и маржу, и всё что угодно. Но разве у инженеров НАМИ зарплата такая же, как у их коллег из Daimler или BMW? Нет, у них зарплата ниже. К проекту действительно привлекались дорогостоящие разработчики Porsche Engineering, которые занимались двигателем, но общей картины это менять не должно: затраты на НИОКР в России ощутимо ниже. Или 15% — это не что иное как совокупная локализация машины по компонентам и сборке?

IMG_0136

Кстати, а что мы вообще знаем о компонентах? Кожа – с рязанского кожевенного завода. Весь пластик – российский, двигатель – наш (как минимум по сборке), коробка – тоже наша, фирмы КАТЕ, и тоже локализована как минимум по сборке. Откуда пришли компоненты на них, мы не знаем – скажем, на стадии испытаний применяли зарубежные образцы турбокомпрессора. А сталь? А где её штампуют? А может быть, проще по деревянным моделям киянками выбивать – так делали основную массу «кузовщины» для правительственных «членовозов» марки ЗИЛ – и тогда можно будет сбросить цену ещё на процент-другой?

Нет-нет, мы вовсе не хотим сказать, что все эти 12,4 миллиарда рублей можно было бы пустить на покупку Майбахов, хотя в России в принципе любят всё немецкое. Например, «Газпром» с 2007 года тратит денежки на футбольный клуб «Шальке-04». Наоборот, мы очень даже рады, что в кои-то веки, а, точнее, впервые в истории современной России, наши инженеры в НАМИ получили возможность сделать что-нибудь серийное, живое, настоящее (беспилотный, управляемый с пульта, на манер детской игрушки, вагончик ШАТЛ — не в счёт).

Интересно, что сам НАМИ активно проводит тендеры по проекту ЕМП. На сайте госзакупок можно найти заказы на «закупку, поставку, монтаж и запуск в эксплуатацию швейного оборудования для пошива изделий, создаваемых в процессе изготовления деталей салона интерьера автомобиля проекта ЕМП», «на поставку тепловизора TESTO 875-2i», который нужен «для калибровки и валидации климатической установки» при испытаниях проекта ЕМП.

НАМИ понадобились десятки изделий и устройств для работы над «Кортежем». Глядя на этот список, просто диву даёшься: неужели в этом научно-исследовательском институте до сих пор этого не было? Не было четырёхстоечного электрогидравлического подъёмника, не было «преобразователей давления, предназначенных для непрерывного измерения давления в заполненных магистралях высокого и низкого давления», не было «полуавтоматического настольного пресса» для обжима контактов, не было «стенда контроля качества обжима электросоединителей», не было телеметрической системы «для калибровки и валидации нагрузок систем полного привода», не было «акселерометра одноосевого», не было «кузовного» комплекса типа “камера рихтовки”», не было «расходомера жидкости», не было «газоаналитического оборудования для измерения количества вредных веществ в отработавших газах при проведении испытаний ДВС»? А что вообще было в институте, которому, кстати, в 2018 году исполнилось 100 лет?

IMG_0128

В общем, за НАМИ можно порадоваться, им «Кортеж» пошёл впрок: отремонтировали динамометрическую дорогу на полигоне в Дмитрове – за 45 миллионов (!) рублей (здесь и далее в этом абзаце – «начальные цены» аукционов на сайте госзакупок), привели в рабочее состояние стенды, скажем, «стенд-имитатор дороги двухосных автомобилей полной массой до 7000 кг» всего-то за 21,8 миллиона рублей. А как вам специальное оборудование для проведения «плавильно-заливочных работ с температурой заливки до 1600 градусов Цельсия», за 4,3 миллиона рублей, а «печи термостатирования модельных материалов» за полмиллиона? По данным издания «Авторевю», институт к тому же здорово обновил комплекс по проведению краш-тестов. Незадолго до инаугурации Путина в прошлом году там разбили обычный седан Aurus (не лимузин) – в некоторых местах «поехала» сварка.

От бюджетных средств кормится не только НАМИ. Недавно моторы проекта собрались адаптировать к нуждам авиации – эти работы проходят под шифром «Адаптация – ОКБМ» в сотрудничестве с Центральным институтом авиационного моторостроения имени П.И. Баранова». И вот уже «авиаторы» разместили свой заказ на «Госуслугах»: 48 000 000,00 рублей (№ 31807087610) нужны на «закупку у единственного поставщика» «выполнения научно-исследовательской работы по исследованию конструктивного облика редуктора для авиационной модификации двигателя проекта ЕМП». Позвольте… А сколько компаний в мире занимаются сейчас проектированием редукторов? Много. Но нужен свой редуктор, который проектировать должны свои люди. Остаётся лишь удивляться, почему Aurus стоит так дёшево. Если бы за него просили в 5 раз больше, никто не удивился бы — наоборот, наши интеллектуальные инженерные силы получили бы ещё больше подпитки. Только, ребята… А машина-то где? Предъявите ОТТС, покажите экземпляр, дайте покататься…

Comment here

Shares